Опубликовано: 29 январь 2018 г.

"Тяжелых пациентов никто не захочет брать": СМИ рассказали, чем обернется для больных дело осужденной на 2 года врача Мисюриной

На днях Черёмушкинский суд Москвы приговорил к двум годам тюремного заключения врача Елену Мисюрину по обвинению в смерти пациента, однако ее муж и сторона защиты уверены, что медик не виновна в трагедии и не допускала ошибки. Также за врача вступились представители нескольких столичных клиник, а в Сети появилась петиция за освобождение врача.

По версии следствия, 42-летняя врач-гематолог и кандидата медицинских наук Елена Мисюрина неверно провела забор костного мозга пациенту, из-за чего тот скончался через два дня после процедуры. Медик якобы проткнула иглой кровеносный сосуд, а не подвздошную кость, из-за чего случилось масштабное кровотечение.

На фото: Елена Мисюрина

Однако муж Елены Андрей Мисюрин считает уголовное дело сфабрикованным при отсутствии "каких-либо объективных доказательств". Известно, что инцидент произошел еще в 2013 году. Елена провела мужчине забор костного мозга с целью уточнения заболевания миелофиброза, а спустя полгода ее вызвали в СКР, где она узнала о смерти пациента в одной из клиник сети "Медси" после процедуры.

Как уточняет МК, у пациента был настоящий "букет" болезней: несахарный диабет, рак предстательной железы и злокачественное гематологическое заболевание миелофиброз, из-за которого ему необходимо было провести анализ костного мозга.

Процедура по забору костного мозга прошла штатно, и мужчина самостоятельно уехал из частной клиники на машине. Вечером он пожаловался на боль в животе и поехал в коммерческую клинику сети "Медси", где ему поставили диагноз - острый аппендицит. Через сутки пациент был прооперирован, после чего скончался в реанимационном отделении частной клиники от внутреннего кровотечения.

Уголовное дело в отношении Мисюриной по статье "Причинение смерти по неосторожности" было возбуждено в 2015 году, а затем его переквалифицировали на "Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности и повлекших по неосторожности либо смерть человека". По словам адвоката медика Марии Зайцевой, материалы дела были возвращены в прокуратуру в 2016 году из-за неверно оформленных документов, а сам процесс над ее подзашитной начался в мае 2017 года. До января 2018 года Елена находилась под подпиской о невыезде, но при этом продолжала работать.

В беседе с TJ Зайцева рассказала, что вскрытие скончавшегося пациента по закону должно было проходить в морге при государственной клинике,  но его провели в клинической больнице №3, которая принадлежит сети "Медси".

Защита обжаловала приговор об изменении меры пресечения и 29 января намерена обжаловать приговор с самим сроком.

Мы не утверждаем, что точно случилось с больным, но знаем, что произошло незаконное и некачественное исследование тела. Вскрытие проходило в клинике без лицензии на патологическую анатомию, об этом есть приказ Департамента здравоохранения Москвы", -

отметила адвокат

Со ссылкой на материалы дела, муж врача заявил, что пациенту не сделали УЗИ, а операцию провели только после появления симптомов внутреннего кровотечения. Он уверен, что мужчина скончался не от ошибочной процедуры, а от геморрагического шока и полиорганной недостаточности, которая наступила от неверных действий работников "Медси".

Вину доказывают тем, что зонд патологоанатома вышел в области лигатур, то есть и трепан должен был выйти в этом месте, а оно выше, чем место, откуда кровоточило. Но ведь это же в нашу пользу говорит, значит, не повреждала Елена никаких сосудов. Просто патологоанатом думал, что там, где лигатуры, там и есть искомые повреждения сосудов. И, чтобы тебя обвинить, нужно написать, что канал от трепана к лигатурам был направлен. Но не знал он, что кровоточило-то ниже. И не мог трепан побывать в том месте, где кровоточило", -

пояснил Андрей Мисюрин.

В свою очередь, сторона защиты и врачи Городской клинической больницы №52 указывает на следующие нарушения:

  • обвинение было основано на показаниях одного свидетеля - проводившего вскрытие патологоанатома;
  • к заключению о вскрытии не прилагалось фотографий, а место биопсии показывали только на снимке;
  • ходатайство о эксгумации и повторном вскрытии было отклонено;
  • в документах о биопсии за 2014 и 2015 годы указаны разные места вхождения иглы во время процедуры;
  • суд не принял результаты нескольких экспертиз от специалистов по гематологии и судебной медицине, которые предоставила сторона защиты;

О том, чем может обернуться дело врача Мисюриной журналистам рассказали ведущие российские медики.

Тяжелых пациентов никто не захочет брать. Пожалуйста, отнеситесь с пониманием к тому, что вас будут футболить из ЛПУ в ЛПУ, и вы не будете понимать, что происходит. Вам не скажут правды. А она такова, что риски утраты возможности вообще лечить выше моральных страданий в отношении того, что ты не помог вот этому конкретному пациенту, хотя мог", -

уверен замглавврача Ильинской больницы Ярослав Ашихмин.

По его словам, пациентам придется смириться с тем, что им не будут выдавать даже в нарушение 323 ФЗ медицинские документы, а выписки при этом станут еще менее информативными.

Даже если вы приедете в больницу в тяжелом состоянии и с болевым синдромом, возможно, вам не будет оказана должная помощь, пока вы не подпишете гору бумаг. Если совсем грубо, считайте, что у медсообщества началась паранойя. Любая неверно написанная закорючка может быть использована против врачей, и часто — злонамеренно", -

сказал специалист.

Юристы, специализирующиеся на "медицинских" вопросах, утверждают, что к делу Мисюриной ошибочно применена статья 238 УК РФ.

Статья 238 характеризуется умышленной формой вины (по отношению к деяниям). По отношению к последствиям (смерть или тяжкий вред) — неосторожной. Не представляю, как следствие и суд смогли доказать умысел, пусть даже в неправильных действиях врача (понимаю, что и это не так)", -

пояснила специалист по медицинскому праву Полина Габай.

Глава "Лиги защиты врачей" Семен Гальперин уверен, что у суда нет конкретных обвинений, а Мисюрина просто не могла ошибиться при проведении трепанобиопсии, так как это "довольно несложная манипуляция".

Но дело не только в этом: идёт расхождение по времени. Если процедурой были вызваны повреждения сосуда, которые привели бы к таким последствиям, то они развиваются достаточно быстро. Пациент поступил в хирургический стационар вечером и несколько дней ещё находился в нем под наблюдением врачей — и вдруг вина за кровотечение падает на врача, который работал с пациентом несколько дней назад. Это совершенно нелогичное заключение — а что делали все это время специалисты, под наблюдением которых он находился?" - 

недоумевает медик.

По мнению онкогематолога и академика РАН Андрея Воробьева, мужчина не мог скончатся от кровотечения из сосудов, а вина лежит на хирургах, неверно перевязавших сосуды.

Пусть будет правдой (хотя допустить это в опытных руках невозможно), что врач спутала подвздошную кость с крестцом, пусть (что крайне маловероятно и никем не наблюдалось) были трепаном ранены сосуды таза. Но перевязкой кровоточащих сосудов занимались на операции хирурги, сосуды они перевязывать умеют. Это бессмысленно подвергать сомнению. Почему же больной погиб от массивной кровопотери? От кровотечений из разорванных сосудов, даже при отрыве ноги взрывом, сегодня не умирают", -

сказал Воробьев.

На фоне разбирательств главные врачи столичной онкологической больницы № 62 Дмитрий Каннер и столичной ГКБ им. Юдина Денис Проценко запустили в Сети флешмоб в поддержку Мисюриной. К ним присоединились глава фонда "Подари жизнь" Екатерина Чистякова, а также завкафедрой общей хирургии Медицинского университета им. Н.И. Пирогова Александр Сажин, главный внештатный кардиолог Москвы Елена Васильева и другие медицинские специалисты.

 

Публикация от ММЦ Клиника №1 (@clinica1lublino)

 

Публикация от Alina Kuzub (Gnedina) (@alinakuzub)

Тажке в Сети запустили петицию в поддержку врача. На сегодняшний день обращение подписали более 61 тысячи человек.

Автор публикации: admin
Просмотров: 1 978
Комментарии Ответить через Вконтакте Ответить через Facebook

Добавить комментарий!

код вконтакте
код фейсбук